Идёт загрузка, подождите...

confetticonfetti  

оформление автора   без оформления

«  13 января 2008, 23:52  »

 

детские воспоминания

Рейтинг: 0  
или о вреде женского алкоголизмаКак-то в конце девяностых я отдыхала в санатории. Время было, конечно, совершенно чудесатое – никаких проблем, никаких головняков – прелесть! Сформировалась там, ессно, компания по интересам – погулять, поиграть, побурагозить. Нет, мы – как добропорядочные граждане отдыхающие – не устраивали шумных дебошей, не бегали по ночам с визгами и не включали музыку на полную катушку. Но поскольку это был все-таки санаторий – в старо-совестском смысле, а мы были – все в том же смысле – малолетними отщепенцами, нас на дух не переносил персонал техничек-сторожей-сестр-хозяек. Этаких престарелых тетушек, считающих, что дети должны быть тише воды, ниже травы. И неважно, что детям было уже лет по 16-20. Сдружились мы как-то втроем женским коллективом. Молодые люди подобрались вялые и при-родительские. То есть днем они с нами, а по ночам – в постельках. Для нас троих слова «отбой» не существовало. Я отдыхала одна, у Светки родители считали, что она сама себе хозяин. У Польки тоже была замечательская мама. У этой мамы был только один недостаток. Мама иногда принимала на душу. И вот после таких принятий у нее просыпался в странной форме материнский инстинкт и она пыталась Польку водрузить в «номера». Бывало это, надо сказать, нечасто, но напугала она нас один раз капитально. Кстати, отбой был чуть ли не в 21 час. Посидели мы у кого-то в комнате, поиграли в карты, переждали, пока наша любимейшая сестра-хозяйка не пройдет со своим осмотром, ну и выползли в холлы. Сидим, как щаз помню, в холле 3 этажа, никому не мешаем, полушепотом обсуждаем свои дела. Свет не горит, время около часа. Вдруг Светка, сидящая напротив меня, замолкает и начинает мелко трястись. Полька тоже как-то меняется в лице. Я оборачиваюсь и мне становится жутко. Метрах в 5 от нас в темноте стоит фигура и покачивается. Молча стоит. И молча покачивается. Оцепенение у всех троих. Тут фигура икает и начинает двигаться к нам. Полькина маман, в очередной раз где-то употребив. Вроде как, вздох облегчения. Ан нет. Маман настолько ударно употребила, что вместо дочери хватает Светку за локоть и начинает блажить «Доча, домой! Дочь, я кому говорю – спать!». Светка безуспешно пытается вырваться. Надо заметить, что маман весьма хрупкого телосложения, но силушки там, видимо, немерено. Полька бежит, я вырываю Светку и объятий и мы несемся по коридору. Метрах в 30 на этом же этаже еще один холл. Добегаем до него – прислушались, погони не слышно. Полька говорит: «Да она, наверное, успокоилась и спать пошла». Сидим на диванчике, прислушиваемся. И слышим. Шаги. И уже настолько близко, что бежать смысла нет. Недолго думая, прячемся за диван. Нифига неудобно – втроем за торцом маленького диванчика. И наблюдаем. Маман заходит в холл, оглядывается – а в лунном свете это смотрится очень уж жутко, несмотря на то, что это все же маман, - никого не видит и садится на диван. Сидела маман долго. А когда прячешься в укрытии – это ж всегда то нога затечет, то нос зачешется, то кашель, то еще что. В общем, 15 приятных минут она нам обеспечила. Встала – ушла. Мы выбрались, руки-ноги размяли. Такие «да ну накуй, лучше в комнате посидим» и двинулись к черной лестнице, ибо она ближе. Света на лестнице нет. Если в холлах еще из окна чуть светло, то там труба полнейшая. Не то, что ступенек – стен не видишь. Решили по одной спускаться, чтобы если падал, то кто-то один, а не все кубарем. Первой отправили Польку. Один пролет занял у нее минут 5. Кричит снизу «Все, последняя ступенька, второй пошел». Я начинаю спускаться и тут мы слышим нечеловеческий Полькин визг. Просто визжит, сказать ничего не может. Замерли – слышим, она дальше по лестнице бежит. Уже и что темно пофиг. До 2 этажа добежала, отдышалась, мы ей кричим «Что там?», она орет «Там мама». «Где?» «На перилах, головой вниз, кажется, спит». Ума-то не хватило – по другой лестнице обойти, мы со Светкой за ручку и бегом-бегом по лестнице. По стеночке, чтобы перила не задеть не дай бог. На последней ступеньке этой злополучной лестницы Светку заносит, она задевает за перила, орет «Я ее задела и… уронила. Она какая-то легкая». В итоге «маман на перилах» оказалось кофтой маман – видимо, жарко женщине стало, пока домой шла. Страха натерпелись до конца сезона. И плюс к этому получили дополнительную порцию ненависти сестры-хозяйки, которая потом все местные проблемы валила на нас – швабру мы общипали, балкон на 4 этаже мы не закрыли, лежак на пляже мы в песок закопали. Приятная женщина, век не забуду. Маман на утро все отрицала. Но больше до конца сезона так все же не употребляла.  
   

комментарии:(комментариев 0 / 0 новых / 0 от друзей)

свернуть   развернуть

только новые



Ваш комментарий:

»